СМИ в Боснии и Герцеговине: от пропаганды к стандартам

СМИ в Боснии и Герцеговине: от пропаганды к стандартам

Сейчас самое высокое здание в Сараево – небоскреб Avaz Twist Tower(высота 172 метра), второе по высоте сооружение на Балканах. Здание строилось с 2006 по 2009 годы. Заказчиком строительства выступила медиа-группа Avaz, разместившая в нём свою штаб-квартиру и редакцию газеты «Dnevni avaz». На сегодня небоскреб Avaz стал центром медиа-жизни как самого Сараева, так и всей Боснии и Герцеговины.

Такие вложения в  медиа-сферу говорят о понимании значимости данной сферы в жизни общества и роли СМИ как в конфликте, так и в снижении социального напряжения после него.

Слободанка ДекичСлободанка Dekic, руководитель организации «Медиа-центр Сараево», рассказала о работе СМИ до войны 1992-1995. Тогда на территории работали 2 общественных телестанции, охватывающих всю територию (РТВ Сараево, часть RTV Югославии), 2 общественных радиостанции, охватывающие весь территорию, 50 местных радиостанций (уровень муниципалитета), выходили 2 ежедневные газеты (Oslobo Dj enje и Вечерние новости).

«На протяжении войны большинство СМИ потеряли профессиональные стандарты в освещении событий. Основная роль СМИ во время войны сводилась к тому, чтобы показывать противоположную воюющую сторону как насильника, при этом свою сторону показывая жертвой конфликта. Многие СМИ разорились, многие пострадали от разрушений инфраструктуры (здания, печать производит и т.д.) и были закрыты», — делится с нами Слободанка.

Активность пропаганды в предвоенное и военное время подтверждает журналист Амер Tikvesa: «Об этом было написано очень много книг, очень много исследований было сделано на эту тему. И было доказано, что так, такая работа велась. Радио и телевидения Белграда и Загреба принимали в этом участие. Радио и ТВ Сараево все же было под влиянием партии, которая хотела оставаться в составе Югославии. Белград тоже хотел в быть Югославии, при этом с заметным сербским доминированием. А Загреб наоборот хотел отделиться от Югославии как можно скорее. Все это выливалось в СМИ. Уже когда был конец Югославии, но еще не начало войны».

После войны появились регуляторы в медиасфере. Это Коммуникационное агентство по регулированию (ТВ и радио), Совет прессы Боснии и Герцеговины.

«На медиасцене послевоенного периода тоже множество проблем.  – делится Слободанка, — Это неясность в отношении собственников СМИ: понять, кому принадлежит СМИ довольно сложно, специального закона, который бы помогал обнародовать имена владельцев нет, при этом зависимость от экономических и политических центров силы довольно высокая. Большой проблемой остается и нарушение прав журналистов».

Амер ТиквецаКонечно, во время войны трудно было уследить за медиа-сферой, тем не менее, по словам Амера, и во время войны были журналисты, которые призывали к прекращению войны. И они хотели обратить внимание, и они обращали внимание на то, какова должна быть роль журналистов: «Журналисты — не воюющие стороны. Даже те, кто проводили пропаганду, они говорят, что они объективно выполняли свою работу. И после войны они встречались, упор никогда не делался на то, что журналисты встречаются, о чем-то договариваются. Но мы встречались, все же здесь были разные случаи».

На вопрос, были какие-либо санкции по отношению к пропагандистам в журналистике, и Слободанка, и Амер ответили «нет». «Конечно, нет. Журналистика никак не рассматривалась. Хотя журналистика, думаю, может быть преступлением, — поделился Амер, — Журналисты знают между собой, кто занимался распространением ненависти, но многим из них это не помешало продвигаться по карьерной лестнице. Были журналисты, которые поддерживали экстремистские взгляды, но и сейчас они работают. Сенат Хаджуфейзович, например, и сейчас звезда журналистики, который больше занимался пропагандой, чем журналистикой. Например, он написал книгу, которая стала бестселлером. Они получали предупреждения, что они делают свое дело плохо, но больше ничего».

На вопрос, как же быть нам, ответить очень сложно. Амер задумался: «Ваши раны сейчас очень свежие. Но после войны была ассоциация Боснии и Герцеговины, где присутствовали все журналисты. А уже 10-15 лет после войны часть журналистов, выделились в свою собственную ассоциацию Республики Сербской. Но я думаю, главное — оставаться журналистом. Проверять информацию. Журналист не может изменить общество. И это не задача самого журналиста. Журналист должен освещать факты происходящие. И это факты, которые нужны не только нам, но и следующему поколению. Это должно быть сделано очень откровенно, правильно, профессионально».

 

Татьяна ВЕРГУН

Фото сверху-вниз: 1- Башня АВААЗ, 2- Слободанка Декич, 3 — Амер Тиквеца

Тетяна Вергун 280 просмотров